Father Monk
Без минусов вся прелесть жизни показалась бы обычной пресной водой.
Когда-то года два назад я заметил, что, не предпринимая каких-то специальных к тому попыток, у меня не было-таки чернокожих знакомых или приятелей, как-то вот не сходилось. В прошлом году был один, с которым мы более или менее общались, но хорошими приятелями как-то не стали. Виделись, шутили, здоровались и так далее, да и расходились.

А нынче мне предложили сняться в студенческом фильме, ибо искали "какого-нибудь американца" для главной роли. В виду того, что я был единственным, кто вообще пришел пробоваться, мне же роль и досталась, благо по-французски с американским акцентом я говорить нет-нет, да могу. Благо, изменили потом на просто "англоязычного представителя", вдохновившись моими стараниями говорить с британским акцентом (и на кой, спрашивается, я старался перед зеркалом для немногочисленных сцен, где персонаж по-английски говорит, подделать американский акцент?). Суть же в том, что у руля проекта стоят как раз-таки чернокожие девушки. Так сказать, исправляем статистику...

Вчера эти съемки стартовали с коротких сцен на улице и из прошлого этого персонажа, пришлось побегать по городу со всей аппаратурой, хотя в каждом месте сама съемка занимала не более десяти-пятнадцати минут, кроме сцены на площади, где приходилось выкручиваться и снимать одно и то же действие несколько раз с разных углов, ибо камера была одна. Сказать, что эти съемки были похожи на то, что я делал прошлым летом в Казахстане, конечно, не получится. Схожи они были в двух моментах - и у меня, и у студенческой бригады была только одна камера, плюс и там, и здесь царил хаос и бордель, когда фраза "Ну, что? Снимаем? А что, камера уже работает?" и возгласы "Нет, подождите!" звучали слииииишком часто. Зато эти съемки более смахивают на нечто профессиональное - хотя бы в виду того, что есть perchman, держащий на длинном шесте микрофон и весь дрожащий от усталости этот микрофон держать так, чтобы он в кадр не попал, есть "звукорежиссер", сидящий рядом с оператором в наушниках, есть отвечающий за свет, административный руководитель и бла-бла-бла... целая толпа, чтобы снять маленькую сценку прохода персонажа в магазин. Все это внушает уважение многочисленным прохожим, притягивает взгляды, вызывает хихиканье у школьников и здорово замедляет процесс, ибо каждый раз оказывается, что что-то, да не работает. Плюс играть, когда рядом с тобой бежит человек, пытающийся держать микрофон над тобой, за тобой несется оператор со звуковиком - то еще занятие. Нужно не только в камеру не посмотреть, но еще и улыбку с лица стереть, и припомнить, что ты там говорить должен, не забыв про долбанный американо-английский акцент. А если учесть, что большинство сцен в плане разговора отдали мне на импровизацию, и эти сцены включали в себя моего персонажа и очередную девушку, которая упомянутый мой персонаж соблазняет, то можете понять мое замешательство: придумать что-то правдоподобное, да на французском, и выдать это, переработав в произношении, было по мягкой мере чертовски сложно. Зато меняли девушек три раза, и всех трех я, простите, "соблазнял". Так что глаз мог только радоваться...
На последок, снимая сцену в баре, ко мне этак бочком подошла одна из посетительниц и, поминутно краснея, попросила сфотографировать на мобильный телефон, сославшись, что я-де похож на некоего Тони из сериала "Skins".

Жизнь артиста, блин.