Father Monk
Без минусов вся прелесть жизни показалась бы обычной пресной водой.
Дом облепила ночная тишина. Здесь, за пластиковыми окнами, слышен лишь шум компьютера, спрятавшегося под столом. В комнате свет поступает от широкого монитора, с которым мне вскорости и по всей видимости придется расстаться. За хлипкой стеной слышны щелчки компьютерной мыши со-жильца, который вперил свой взгляд в первую часть "Halo", круша руками Мастера Чифа сопротивление Ковенантов. Второй со-жилец, по другую сторону коридора, пожелал спокойной ночи на смеси английского и французского - начинал говорить мне, заканчивал первому. Я тоже путаюсь в словах, как незабвенные мальчики из песни "Нау" путались в своих спальных рубашках. Самая любимая фраза в русского - "Ээээ...", слово в английском - "to precise", а во французском - "For bloody sake, what's the word?!".
А на улице, тем не менее, действительная тишина. Нету ни машин, ни пьяных прохожих. Ибо по одну сторону - уснувшие фасады зданий двора, стоящие квадратом чуть в сторону от миниатюрной площади перед входом в метро, а по другую - футбольное поле. Здесь по ночам никто не гуляет. Зато по утрам - стройка.
В час ночи приходит сообщение от руководителя театра - "У тебя на электронном ящике лежит письмо. Ознакомься как можно быстрее". Расслабленный, полу-отключившийся мозг сразу же выдает картину - из театра меня вышвыривают, спектаклей не будет, нужны деньги... все прозаично - перенос репетиций, учите слова и напутственная речь. Это не ко мне. Я свой текст покамест выучивал. Да и одно слово-то - "текст". Пара строчек. Мои монологи еще воспоследуют.
А на улице-то тем не менее действительно бесподобно тихо. И трасса далеко, и ни души. Выйди на балкон с бутылкой пива, с сигаретой, с бубном - и ты будешь стоять один перед огромным пространством, покрытым мраком. Нет ни фонарей, ни домов напротив. И ощущаешь себя одним во всей вселенной. Лишь только шум компьютера возвращает в реальность. Говорит, что вроде где-то там люди еще есть. И всяческие программы общения тренькают, сообщая о приеме новых сообщений.
В печально знаменитом Фэйсбуке сотоварищи по выбору радостно верещат о своем приеме в британские университеты, обмениваются виртуальными похлопываниями по спине или даже пускаются обнимать друг друга. На лицах у всех царят улыбки, глаза радостно горят, а голова полнится слова "fêtes", "ne reviens surtout pas avec un Français" и прочими схожими по смыслу. Для кого-то программа обмена - это шанс в жизни попасть в страну, о которой мечтал. Для других - возможность "оттянуться", простите мне мой клатчский.
На улице, тем не менее, тишина. Она убаюкивает, смыкает глаза. Клонит голову вниз. На душе как-то неспокойно. Тревожно. Будто я забыл что-то сделать. Но тревога уступает место тишине. Здравствуй, Морфей.